December 8th, 2007

wine

Моцарт и Сальери

...Приятную беседу с очаровательными хозяйками салона, именуемого почему-то Школой злословия:), я завершил рассказом о том, как оказался невольным соучастником постановки камерной оперы Н. А. Римского-Корсакова "Моцарт и Сальери" в Северной Америке.

Это было гастрольное выступление в Корнеллском университете маленькой полулюбительской труппы из Йоркского университета (Канада). Сейчас, вспомнив эту постановку, я решил выяснить кое-какие подробности, в которые в свое время не вникал. Нашел даже картинку с двумя главными исполнителями:



Справа – Сальери, Sterling Beckwith, cлева – Моцарт, Michael Herren. Оба немолоды.

Сальери учился в Гарварде (причем, судя по всему, изучал там и русскую литературу – в Гугл Букс обнаружилась его студенческая работа, посвященная "Запискам из подполья"). Музыкальному искусству обучался он преимущественно в Европе (в частности, у Нади Буланже). PhD получил в Корнелле (диссертация: A.D. Kastal'skii (1856-1926) and the Quest for a Native Russian Choral Style). Преподавал в разных местах; после получения ученой степени обосновался в Торонто, на музыкальном отделении Йоркского университета. В некоторой степени владеет русским языком. Поклонник и пропагандист Шостаковича. Не сильный, но очень приятный и гибкий (бархатистый такой) бас.

Подробности можно узнать в Канадской музыкальной энциклопедии.

С жовиальным Сальери (время от времени вставлявшим в разговор русские словечки) я преимущественно и общался на "парти", по обычаю устроенном после спектакля. Скромный Моцарт – Майкл Херрен – не привлек тогда моего особого внимания. Между тем...

В "Имени Розы" Эко есть такой эпизод: Вильгельм Баскервильский вместе с Адсоном пробираются в глубины Библиотеки и листают там редкие книги. Адсону они по большей части совершенно неизвестны:

"Hisperica... famina. Это что?"

"Ибернийская поэма. Послушай:

Hoc spumans mundanas obvallat Pelagus oras
terrestres ainniosis fluctibus cudil margines.
Saxeas undosis molibus irruit avionias.
Infirna bomboso vertice miscet glareas
Asprifero spergit spumas suico,
Sonoreis frequenter quatitur flabris..."

Я не понимал смысла этого, но Вильгельм, читая, так раскатывал и
кружил во рту слова, что, казалось, становились слышны и ощутимы говор вод, рокот волн, грохотанье моря.


То, что Адсон не понимал смысла прочитанных Вильгельмом стихов, совершенно естественно: они написаны на фантастической, эрудитско-игровой латыни (Lingua Latina Hibernica), придуманной ирландскими монахами и использовавшейся ими в 6 – 10 вв.

Вильгельм читает ибернийские стихи по рукописи – меж тем создатель его Умберто Эко скорее всего цитирует их по изданию: Hisperica Famina A new critical edition with English translation and philological commentary by Michael W. Herren. (Роман опубликован в 1980, первый том "критического издания", включавший и цитируемые стихи, появился в 1974).

Иначе говоря, обнаружилось (к стыду моему – только сейчас), что исполнитель роли Моцарта -- выдающийся исследователь средневековой латыни и вообще средневековой культуры, автор замечательной книги "Latin Letters in Early Christian Ireland" (1996), переводчик – среди прочего - стихотворных сочинений Иоанна Скотта Эриугены (Iohannis Scotti Erivgenae Carmina), редактор The Journal of Medieval Latin, член-корреспондент Ирландской Королевской Академии, и проч., и проч.

И вот, значит, в часы досуга, откладывая своего Эриугену, он отправлялся репетировать оперу Римского-Корсакова и разучивать стихи Пушкина (в новом переводе, специально выполненном для этой постановки еще одним энтузиастом), наградой чему были гастроли по нескольким североамериканским университетским городкам и аплодисменты аудиторий из нескольких десятков человек... (Нужно ли добавлять, что спектакли такого рода бесплатны?)

Удивительные все-таки люди бывают!.. Удивительные. Восхищаюсь.