o_proskurin (o_proskurin) wrote,
o_proskurin
o_proskurin

Categories:

На все сердитый господин

Уже знакомая нам А. О. Смирнова-Россет рассказывает в своих мемуарах:

Наташа <Бороздина> всегда была в большой дружбе с вел. кн. и пользовалась милостями государя. Отец ее был корпусной командир... Он приехал в Петербург после выпуска двух старших дочерей, занемог и умер на руках у жандармского генерала Балабина, который донес государю через графа Бенкендорфа, в каком бедном положении он оставлял своих сирот... Тогда взяли двух старших Бороздиных во дворец и дали им вензель. Граф Моден и им завидовал. Тогда Пушкин написал стихи:

Всему завистливый Моден,
На вензель, двум сироткам данный...
(С. 199).

Вензель – это фрейлинский шифр, придворный знак отличия в виде монограммы императрицы. Завистливый Моден – граф Гавриил Францевич Моден (1774 – 1833), обер-гофмаршал двора Александры Федоровны.

Ю. М. Лотман в связи с сообщением Смирновой, между прочим, пишет следующее: "Свидетельство это не следует, однако, толковать слишком прямолинейно. Во-первых, потому, что в черновиках ЕО не обнаруживается ни приводимого Смирновой варианта, ни строк с рифмами, позволяющими предполагать его наличие («Моден — мужчин» — рифма для П невозможная). Во-вторых, вряд ли граф Моден настолько интересовал П, чтобы он решился включить в ЕО стихи, не имеющие иного интереса, кроме персональной карикатуры на лицо, известное лишь узкому кругу читателей (мы уже отмечали, что поэтика резких переходов от общеизвестного к предельно интимным реалиям для восьмой главы нехарактерна)". (Лотман Ю. М. Пушкин: Биография писателя; Статьи и заметки, 1960—1990; "Евгений Онегин": Комментарий. — СПб.: Искусство-СПБ, 1995. – С. 719).

В печатном тексте соответствующие стихи "Евгения Онегина" (Глава осьмая, XXV) звучат так:

Тут был на эпиграммы падкий,
На всё сердитый господин:
На чай хозяйский слишком сладкий,
На плоскость дам, на тон мужчин,
На толки про роман туманный,
На вензель, двум сестрицам данный,
На ложь журналов, на войну,
На снег и на свою жену.

В общем, проще всего было бы заключить, что Смирнова, по своему обыкновению, опять все безбожно переврала. Однако...

Соответствующие строфы Осьмой главы, посвященные светскому обществу Петербурга, в рукописных редакциях были куда более откровенно памфлетными (вопреки Ю. Лотману!). Правда, сейчас памфлетный план безошибочно определяется по отношению только к некоторым героям: например, Пролаз, нулек на ножках – это, безусловно, А. Н. Оленин: Пушкин использует прозвище, обыгрывающее широко известную монограмму Оленина (увидеть монограмму можно, например, внизу вот этой картинки) Та же анаграмма обыгрывается в другом варианте строки - Тут был ее отец АО (полагаю, что в Пушкин держал уме продолжение, вроде следующего: Нулек, и больше ничего).

(Здесь, конечно, пером Пушкина водило раздражение отвергнутого жениха. Т. е. с "предельно интимным" все было в порядке).

С антиоленинскими набросками XXVI строфы связан и рукописный варант строфы XXV (написанной, судя по всему, позже):

Вошел собой одним довольный
Всег<да> сердитый Гр<аф> Турин
На дом хозяйки, слишком вольный
На глупость дам, на тон мужчин
На Вензель, двум сироткам данный
На Польшу, на климат туманный
На немоту жены своей
На тальи спелых дочерей

Никакого Модена, как видим, нет и здесь... Но чтобы не делать торопливых заключений, вновь обратимся к черновикам XXV строфы, в частности - к тому месту, где выведена Аннет Оленина (ей тоже досталось по полной, не только папаше!):

Тут Лиза Лосина была
Уж так жеманна, так мала
Так неопрятна, так писклива
Что поневоле каждый гость
Предполагал в ней ум и злость

Имя Лизы Лосиной, в которой весьма прозрачно зашифрована Аннет Оленина, выстроено очень просто - на замещении по смежности (олень — лось). А теперь присмотримся к имени сердитого героя - Граф Турин - и попытаемся понять, как построено оно.

Город Турин в начале 1830-х гг. был столицей Сардинского королевства (Пьемонта). Рядом с Пьемонтом располагалось Моденское герцогство со столицей - соответственно - в городе Модене. Логично заключить, что в твореческом сознании Пушкина граф Турин относился к графу Модену так же, как город Турин к городу Модене (или как лось к оленю)!.. Т. е.: пишется граф Турин – подразумевается граф Моден (так же, как: пишется Лосина – подразумевается Оленина).

Следует заметить, что незадолго до создания пушкинских стихов и Турин, и Модена были у всех на слуху и на устах: в феврале - марте 1831 г. в Моденском герцогстве вспыхнула революция (за ней поднялись одна за другой и соседние итальянские провинции), жестоко подавленная австрийскими войсками. Параллельно был разоблачен заговор в Пьемонте (только поэтому революция не состоялась и там). Естественно, в 1831 году соответствующие итальянские города были в центре внимания европейских газет. Эта актуализация могла только стимулировать литературную игру.

"Светские" строфы Осьмой главы писались и шлифовались летом 1831 года в Царском Селе (Пушкин поселился там с молодой женой). Здесь же находился тогда и двор. В эту пору Пушкин особенно близко сошелся с фрейлиной А. О. Россет (Honni soit qui mal y pense!), о чем она сама рассказывает в своих "Воспоминаниях о Жуковском и Пушкине": "..в 1831 году в Царском мы видались ежедневно. Пушкин с молодой женой поселился в доме Китаева, на Колпинской улице. Жуковский жил в Александровском дворце, а фрейлины помещались в Большом дворце. Тут они оба взяли привычку приходить ко мне по вечерам, то есть перед собранием у императрицы, назначенным к 9 часам. Днем Жуковский занимался с великим князем или работал у себя. Пушкин писал, именно свои сказки, с увлечением; так как я ничего не делала, то и заходила в дом Китаева. Наталья Николаевна сидела обыкновенно за книгою внизу. Пушкина кабинет был наверху, и он тотчас нас зазывал к себе. <…> Он говорил часто: «Ваша критика, мои милые, лучше всех; вы просто говорите: этот стих нехорош, мне не нравится»".

Видимо, во время этих встреч Пушкин зачитывал и свежие фрагменты из "Онегина". Разговор при этом не мог не касаться и задетых Пушкиным светских персонажей, благо принадлежали они к отлично знакомой Россети среде. Все, что относилось к Модену, фрейлина Россетти должна была запомнить особенно хорошо: она имела дело с обер-гофмейстером (которого не любила) постоянно - так сказать, по долгу службы.

Перерабатывая строфу, Пушкин поначалу исправил стих таким образом: На всё сердитый кн<язь> Брод<ин>. Метонимическая игра с Турином-Моденой исчезла, зато фонетически имя еще более приблизилось к Модену. Кроме того, в имени Бродин можно усмотреть и смысловой намек: граф Моден был французским эмигрантом, перешедшим на русскую службу. Лишь при подготовке текста к печати Пушкин от обозначения имен отказался...

Примечательно, что, приводя в своих мемуарах две строки из XXV строфы, Смирнова, вопреки своему обыкновению фантастически перевирать стихотворные тексты, цитирует одну строчку совершенно точно. Более того: она цитирует ее в рукописной версии (На вензель, двум сироткам данный – а не На вензель, двум сестрицам данный, как в печатном тексте). И это при том, что рукописные варианты "Онегина" в ту пору известны не были! (Кстати сказать, и первая строчка перевирается Смирновой не так уж сильно – в черновой редакции у Пушкина было: Всем недовольный Гр<аф> Турин). О чем это может говорить? Видимо, о том, что царскосельские разговоры и чтения глубоко врезались в память Россетти.

Подведем итоги. Конечно, стиха "Всему завистливый Моден" - в том именно виде, в каком его привела Смирнова, -- в тексте ЕО не было. Но мы можем с большой степенью уверенности утверждать, что мемуары Смирновой правильно указывают на прототип пушкинского персонажа. (Кстати, напрасно Ю. М. Лотман считет Модена фигурой, которая "вряд ли" могла особо интересовать Пушкина, – достаточно хотя бы посмотреть, с какой интенсивностью упоминается Моден в дневнике А. И. Тургенева за 1825 г.). Сюжет "Пушкин и граф Моден" (в словаре Черейского последний даже не упоминается) можно считать открытым для дальнейших исследований.

Вот так!
Subscribe

  • знакомый до слез

    Словно вернулся на историческую родину после долгого отсутствия. С одной стороны - как будто ничего совсем и не изменилось. Жизнь продолжается (что…

  • (no subject)

    С Новым Годом!

  • Югъ. Перекресток.

    St(??) Jackson Dr = Stonewall Jackson Dr.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments

  • знакомый до слез

    Словно вернулся на историческую родину после долгого отсутствия. С одной стороны - как будто ничего совсем и не изменилось. Жизнь продолжается (что…

  • (no subject)

    С Новым Годом!

  • Югъ. Перекресток.

    St(??) Jackson Dr = Stonewall Jackson Dr.