o_proskurin (o_proskurin) wrote,
o_proskurin
o_proskurin

Category:

Пушкин на Лесбосе,

или

Опыты альтернативной истории


Hugh Barnes, a journalist and Russian specialist educated at Cambridge and Oxford, несколько лет назад опубликовал в прогрессивном журнале New Statesman статью к пушкинскому юбилею. Вот несколько захватывающих фрагментов из этой статьи (в моем несовершенном переводе):

Новые исследования, выполненные в Петербурге, показывают, что «Евгений Онегин», на свой лад, был политически авантюрным и революционным романом и что прием перекомпановки времени использован в нем для того, чтобы замаскировать роль поэта в войне Греции за независимость и его участие в Этерии (секретной политической организации, боровшейся против владычества Оттоманской империи). Мы теперь знаем, что вместе с князем Александром Ипсиланти, фанариотом, который служил в русской армии и потерял руку в сражении под Дрезденом, Пушкин пересек «границу Азии» чтобы соединиться с греческой армией, двигающейся из Мореи. «Арпачай! Наша граница!», - пишет он в дневнике. - Я поскакал к ней с чувством неизъяснимым... Мечта моя сбылась: я в походе, наполовину солдат, наполовину путешественник».

В Греции он родился заново, прикоснувшись к земному Эдему и Элизию – острову Лесбос: краткое пребывание Пушкина «в отдаленных частях» Лесбоса упомянуто английским тайным агентом Уайборном в другом (!) неопубликованном источнике.

В Библиотеке Геннадиуса (Gennadius Library) в Афинах (к уникальному собранию которой я недавно получил доступ благодаря любезности ее директора Хариса Каллигаса) содержатся несомненные подтверждения того, что Пушкин рассматривал свою поездку на Лесбос как побег.

Предпринимая поездку незаконно, без разрешения А. Х. Бенкендорфа (главы тайной полиции) и без паспорта (!), Пушкин таким образом предъявлял права на одну из аристократических прерогатив, которой он был лишен...

Подобно своему знаменитому предшественнику, герою "Сентиментального путешествия" Лоренса Стерна, он мечтал о свободном передвижении и приключениях.


(Оригинал – здесь. Там еще есть много интересного - и про хронотоп, и про Набокова, и про Пушкинский Дом, и про пушкинские рукописи, и даже про хранителя пушкинских рукописей Т. И. Краснобородько).

Излишне, наверное, напоминать, что в походе Ипсиланти Пушкин не участвовал (и вообще никогда не бывал на Западе далее Измаила), что Аркачай – это пограничная река в Закавказье, что фразы из загадочной записной книжки (как можно понять - новонайденной и "проливающей свет" на тайные страницы пушкинской биографии) - это цитаты из "Путешествия в Арзрум" (творчески дополненные автором статьи) и что в 1821 г. (год выступления Ипсиланти) Пушкин не мог обращаться за разрешением к Бенкедорфу, даже если бы очень захотел...

Но любовь к Пушкину не отпустила уважаемого Russian specialista и по прошествии времени. Более того: она распространилась и на славных предков поэта. В 2005 году специалист выпустил биографию Арапа Петра Великого - "Gannibal: The Moor of Petersburg", которая была переиздана в 2006 г. под новым названием - "Украденный принц" ("The Stolen Prince"). Книга вызвала шквал восторженных рецензий, "что довольно странно свидетельствует о британской журналистике". Прочесть этот труд мне пока не посчастливилось, но, как явствует из одной восторженной рецензии, а также из соответствующей статьи в Википедии (англоязычной), вдохновенный биограф установил, что в Париже Абрам Петрович подружился с Дидро, бароном Мюнхгаузеном де Монтескье и Вольтером. Восхищенный Вольтер назвал Абрама Петровича "черной звездой Просвещения" ("dark star of the Enlightenment"). Как назвал в ответ Абрам Петрович самого Вольтера – ни в рецензии, ни в Википедии, к сожалению, не сказано.

Все это, конечно, беда небольшая: мало ли что написано (и еще будет написано) про Александра Сергеевича и его родственников!.. Но, как выяснилось, Hugh Barnes далеко не ограничил область своих творческих фантазий Пушкиным и его предками. Он писал потом про Чечню, Пакистан, а в последнее время (особенно много) – про Иран. В минувшем году он появлялся в медиа-пространстве то как director of the Iran program of the Foreign Policy Center ("a think tank in London"), то как Director of Democracy of Conflict (в том же самом танке).

Я успокаиваю себя надеждой на то, что этот Foreign Policy Centre никем в мире всерьез не воспринимается и к рекомендациям его экспертов никто не прислушивается. Если же кто-то прислушивается, тогда, конечно, другое дело. Тогда нужно быть готовыми к чему угодно. С такими-то "директорами"...
Subscribe

  • знакомый до слез

    Словно вернулся на историческую родину после долгого отсутствия. С одной стороны - как будто ничего совсем и не изменилось. Жизнь продолжается (что…

  • (no subject)

    С Новым Годом!

  • Югъ. Перекресток.

    St(??) Jackson Dr = Stonewall Jackson Dr.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • знакомый до слез

    Словно вернулся на историческую родину после долгого отсутствия. С одной стороны - как будто ничего совсем и не изменилось. Жизнь продолжается (что…

  • (no subject)

    С Новым Годом!

  • Югъ. Перекресток.

    St(??) Jackson Dr = Stonewall Jackson Dr.