wine

ТЕЛЕФОН

Навеяно вот этим постом юзера avva.

Когда в июне с. г. мы перемещались из Джорджии в Вермонт, жена моя Вера, любительница острых литературных ощущений, приобрела в дорогу аудикнигу А. Марининой «Черный список» (1995). Ее мы и слушали большую часть пути (NB: в Миддлбери Вере предстояло читать курс по русской прозе Набокова)).

Я, надо заметить, люблю отыскивать в российских детективах – советских и постсоветских - характерные приметы ушедших времен, невольно отраженные авторами («невольно», потому что авторы порою не догадывались, насколько характерны эти приметы. А иногда вообще не догадывались, что это приметы). В романе Марининой такой приметой оказался ТЕЛЕФОН. И роман со всей наглядностью напомнил мне, как жили люди с этим самым телефоном в домобильную эпоху...

1. Когда героям (главный герой - сотрудник московского уголовного розыска, оказавшийся далеко от столиц, в южном курортном городе) необходимо куда-то позвонить, то сделать это очень непросто

– Девочки, а где наши хозяева? – спросил я, сообразив, что, вернувшись домой, не видел ни Веру Ильиничну, ни Григория Филипповича. Мне нужно было позвонить, а телефон стоял в их комнате на первом этаже. Collapse )Подумать только: всего 18 лет отделяют нас от этой эпохи...
wine

Начались занятия




А хорошо, наверное, быть рантье... Фланируешь себе по бульварам с тросточкой, заглядываешь в кофейни да патиссерии, заигрываешь с кокетками да кокотками, а денежки текут, текут, текут на счета бодрым неиссякаемым ручейком... Или вот еще: написал что-нибудь военно-патриотическое – а тебе бац: пожизненный пенсион от государя!.. Или олигарх какой, любитель словесности и художеств, прознав про твои добродетели (хрена, дождешься от них, мироедов!) А еще, говорят, один мужик выигал в лотерею триста мильонов... В общем, страсть как не понравилось мне начинать учебный год в этом году.
wine

And miles to go before I sleep

...У меня, между тем, заканчивается почти двухмесячное пребывание в Вермонте, посвященное, увы, не дольче фарниенте, а ежедневному преподаванию русской литературы (правда, на русском языке; так что в некотором смысле этот летний труд можно рассматривать и как отдых). Среди немногих достопримечательностей, визитированных в свободные дни, почетное место занимает окрестная деревушка Риптон:


Знаменита она главным образом тем, что в ней находилась ферма, на которой Роберт Фрост проводил летние месяцы с 1939 по 1965 г.:



Collapse )
wine

И еще ко дню рождения

В фейсбуке френды (или как они там называются?) прямо гонку устроили с цитатами из АСП. Ну, и я тогда дам, соответствующую важности исторического момента:

Когда, стройна и светлоока,
Передо мной стоит она...
Я мыслю: "в день Ильи-пророка
Она была разведена!"
wine

Ну, и ко дню рождения А.С.П.

Не так давно, кажется в фейсбуке, попалась мне на глаза чья-то запись. Там излагалась история о том, как какой-то советский человек, кажется в общественном транспорте, узнал некоего писателя (по портрету) и то ли уступил ему место, то ли попросил автограф, то ли сказал что-то хорошее – не помню точно. Рассказавший эту историю восхищался: вот, простой человек – а знал писателя в лицо!.. Признал по портрету!... А сейчас!((( И заключал: вот что такое была советская культура, на смену которой пришли бездуховное бабло и всяческая попса!...

Между тем традиция подобного знания/узнавания имеет в отечественной культуре глубокие корни, уходящие далеко в досоветский период. О чем выразительно свидетельствует письмо князя Петра Андреевича Вяземского (от 18 апреля 1828 г., из Петербурга) супруге, княгине Вере Федоровне Вяземской:

Сегодня праздник Преполовения, праздник в крепости. В хороший день Нева усеяна яликами, ботиками и катерами, которые перевозят народ. Сегодня и праздник ранее, и день холодный, и лед шел по Неве из Ладожского озера, то есть не льдины, а льдинки, или, если хочешь, леденцы, но однако-же народа было довольно. Мы садились с Пушкиным в лодочку, две дамы сходят, и одна по-французски просит у нас позволения ехать с нами, от страха ехать одним. Мы, разумеется, позволяем. Что же выходит? Это была сводня с девкою. Сводня узнала Пушкина по портрету его, выставленному в Академии. (!! – o_p) И вот как русский бог подшутил над нашим набожным и поэтическим странствованием. У пристани крепости расстались мы avec notre vile prose, у которой однакоже Пушкин просил позволения быть в гостях, а я, вот-те Христос, не просил, и пошли бродить по крепости и бродили часа два.

(Литературное наследство. Т. 58. Пушкин. Лермонтов. Гоголь. — М.: Изд-во АН СССР, 1952. — С. 75—76).

PS. Вышеприведенное можно рассматривать и как постскриптум к увлекательному постингу allinn.
wine

О туалетной бумаге

Посвящается avmalgin.

Тут нам сообщают, что главная проблема, которую оставил Венесуэле пресловутый Чавес, - дефицит туалетной бумаги. И всё это, говорят, от социализма. А по-моему, это свидетельствует как раз о том, что мало у них было настоящего социализма. В результате чего многие полезные навыки у народа так и не выработались.

...Когда газета "Центр Плюс" перешла с черно-белой печати на цветную, наша соседка по лестничной площадке очень переполошилась. Она внимательно следила за достижениями передовой науки и не так давно прочитала (у конкурентов?), что цветная печать очень вредна при использовании прессы по основному назначению: после месяца регулярного использования возникает рак прямой кишки. В связи с этим она написала гневное письмо в редакцию, в котором разоблачила ихнее вредительство и потребовала немедленно вернуть газету к экологически чистому черно-белому формату. Чтобы придать требованию больший вес, она ходила по подъезду из квартиры в квартиру, разъясняла свою позицию соседям и просила поставить подпись в поддержку. Некоторые ставили. Но в редакции, равнодушной к реальным нуждам народа, ее, как и следовало ожидать, не послушали...

К чему это я веду? Мне почему-то кажется, что в постсоветской России и по сей день немало людей, которые дефицита туалетной бумаги попросту не заметят.
wine

Памятник

Итак, в Якутске торжественно открыт памятник И. В. Сталину. Пока маленький, но есть надежда, что вырастет.



(с) Эхо Москвы

Официальный печатный орган Правительства Российской Федерации сообщает:

Изваяние представляет собой бронзовый бюст на гранитном постаменте высотой 2,5 метра с простой надписью: "И.В. Сталин". Выступившие при открытии памятника отметили и перекосы в деятельности вождя, и достигнутые при нем победы, и то, что он заложил промышленный фундамент, на котором развивается современная экономика.

Кстати, откуда такая любовь к Сталину в Якутии (это уже третий истукан, хотя и первый в столице)? Много вертухаев на пенсии?

А вообще жуть, конечно.
wine

А. С. Пушкин - П. А. Плетневу, 11 апреля 1831 г. Из Москвы в Петербург

Воля твоя, ты несносенъ: ни строчки отъ тебя не дождешься. Умеръ ты, что-ли? Если тебя уже нѣтъ на свѣтѣ, то, тѣнь возлюбленная, кланяйся отъ меня Державину и обними моего Дельвига. Если-же ты живъ, ради Бога, отвѣчай на мои письма.

Приѣзжать-ли мнѣ къ Вамъ, остановиться-ли въ Царскомъ-селѣ, или мимо скакать въ Петербургъ или Ревель? Москва мнѣ слишкомъ надоѣла. Ты скажешь что и П. Б. малымъ чѣмъ лучше: но я какъ Артуръ Потоцкій которому предлагали рыбу удить: J'aime mieux m'ennuyer autrement. Мнѣ кажется что если всѣ мы будемъ въ кучкѣ, то литература не можетъ не согрѣться и чего нибудь да не произвести: Альманаха, Журнала, чего добраго? и Газеты! Вяземскій везетъ къ Вамъ Жизнь Ф. Визина книгу едва-ли не самую замѣчательную съ тѣхъ поръ какъ пишутъ у насъ книги (все-таки изключая Карамзина). Петръ Иванычь приплылъ и въ Москву, гдѣ кажется приняли его довольно сухо. Что за дьявольщина? не ужъ то мы вразумили публику? или сама догадалась, голубушка? А кажется Булгаринъ такъ для нее созданъ, а она для него, что имъ вмѣстѣ жить, вмѣстѣ и умирать. На Выжигина II-го я еще не посягалъ, а какъ сказываютъ, обо мнѣ въ немъ нѣтъ ни слова, то и не посягну. Разумѣю, не стану читать, а ругать все таки буду. Сомовъ написалъ мнѣ длинное письмо, на которое еще не отвѣчалъ. Скажи ему что Делорма, я самъ ему привезу, потому и не посылаю. Что Баронесса? О тебѣ говорила мнѣ Жихарева; Анекдотъ о билетцахъ – прелесть!

11 апр.

Христосъ воскресъ!


* * *
Collapse )

* * *

И еще пушкинско-пасхальное, из старого:

Голос русского народа.
wine

И еще о духовном


Понадобилось узнать, что в последнее время написано о политических отношениях Федора Глинки в 1810-х гг. Выяснилось, что почти ничего. Зато Глинке-поэту посвящено аж несколько диссертаций. Почти все они относятся к «духовному направлению». Соответственно, и от чтения их перехватывает дух.

Из автореферата кандидатской диссертации «Книга стихов Ф.Н. Глинки "Опыты священной поэзии": проблемы архитектоники и жанрового контекста»:

Актуальность:
В культуре современной России ощущается потребность в обращении к духовным национальным истокам. Духовное возрождение России в работах филологов и философов не случайно связывается с религией. Увеличивается интерес к незаслуженно забытым именам наших великих соотечественников, ибо в сталинских «застенках» оказались не только некоторые «неугодные» поэты -современники Сталина, но и многие произведения XVIII - XIX вв. Представленная работа восстанавливает часть нашего забытого духовного наследия.

Методология:
Своеобразное совмещение в «Опытах священной поэзии» двух типов сознания - художественного и религиозного - обусловило обращение к достижениям русской филологии последних десятилетий (Э.М. Афанасьев, Е. Григорьева, Ф.З. Канунова, В.А. Котельников, B.C. Непомнящий), а также к широкому контексту Библии, святоотеческого наследия (Ориген, Дионисий Ареопагит, Василий Великий, Афанасий Александрийский), религиозной философии (Н. Бердяев, В. Зеньковский, П. Флоренский).

Из выводов:
Вопрос о том, на какой именно контекст ориентировался Ф. Глинка, оказывается достаточно важным, потому что библейские книги, используя одни и те же образы, зачастую утверждали различные концепции восприятия мира. <…> В книге Ф. Глинки сложилась парадоксальная ситуация: с точки зрения выбора художественных образов, метафор, стилистики его стихотворения соотносятся с «жестокими» представлениями ветхозаветных псалмов («око за око, зуб за зуб»), а с точки зрения общей концепции книги это уже новозаветная проповедь добра, братолюбия, любви и благодати. Таким образом, по форме стихотворения Ф. Глинки соотносятся с ветхозаветной традицией, а по содержанию - с новозаветной.

* * *

Но эта скромная кандидатская работа меркнет рядом с духовной мощью монументальной (610 стр.) докторской диссертации «Творчество Ф. Н. Глинки в контексте православной традиции русской литературы первой половины XIX в.»

Автор ее со всякими там Бердяевыми-Флоренскими и прочими «религиозными философами» не церемонится. Процитировав неблагосклонный отзыв о позднем Глинке в «Истории русской словесности» П. Н. Полевого («Холодным и сухим резонерством и догматизмом веет от этих нескончаемых возгласов о греховности и стремлений в "выспренние, надзвездные области"»), он припечатывает:

Вот с такой характеристикой входил Федор Николаевич через популярную «Историю русской словесности» в зараженный безверием XX век. На передний план выходили маргинальные явления: вместо духовной литературы - нравственная, стыдливо прикрывающая вуалью свой истинно православный лик, вместо богословия - религиозная философия, облекающая простые библейские истины в туман философских терминов; а ржа интеллигентского декаданса и эпатирующие выходки авангардистов и шарлатанов были громко объявлены «серебряным веком». Это время отторгло светлый духовный мир Ф.Н. Глинки.

Понятно, что эпоха, пришедшая на смену «рже интеллигентского декаданса», светлому духовному миру Глинки была не менее чужда. Но время Истины наконец наступило:

Новые архивные материалы (!) и поворот современного литературоведения в сторону контекстуального рассмотрения явлений русской словесности XIX века определили ракурс исследования. Представляется важным показать творческое наследие Ф.Н. Глинки как писателя истинно верующего, религиозные чувствования которого пронизывают все его сочинения, независимо от их жанра и тематики, - писателя, который глубоко и болезненно переживал утрату русским обществом дорогих его сердцу православных традиций. Духовный контекст, впитавший в себя лучшие традиции русской православной культуры, явился для творчества Ф.Н. Глинки благодатной почвой, на которой взросли лучшие цветы его поэзии и на которой созрели светлые жемчуга его божественных раздумий и горестно-радостных мыслей. Православные традиции русской литературы - это духовный источник и атмосфера, в которой вызрело сердцевинное зерно таланта, а затем и все обилие многоцветного художественного мира Федора Николаевича Глинки.

Светлые жемчуга божественных раздумий! Нет, прежде так писать диссертаций не умели. Решительно - духовный ренессанс.

Диссертации, несомненно, подлинные.