Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

wine

Вооруженный профессор

Навеяно постингом avva.

Будучи преподавателем, я живо представляю, что было бы, если бы всех моих коллег вооружили огнестрельным оружием. Часть из них немедленно - не отходя от доски - начала бы расстреливать студентов. Но большинство перестреляло бы друг друга во взаимных разборках. Среди преподавателей много злобных трусливых негодяев, но злобных безумцев, по-моему, больше.

А вообще - прав поэт:

Вы знаете, меня пугает легкость, с которой здесь, в Америке, люди совершают преступления. Достаточно просто выпить лишнего. Я даже себя могу представить здесь убийцей.

(У. Х. Оден. Застольные беседы с Аланом Ансеном. 12 апреля 1947).
wine

праздники всякие

Отпраздновал Международный день цыган ударной творческой продуктивной работой над комментариями к "Цыганам".

А как отпраздновали свой День сотрудники военных комиссариатов, я даже и представить не могу.

Поздравления же сотрудникам военных комиссариатов полагаются такие:

И весной, и осенью – в армию призыв.
Служить на благо Родине каждый поспешит.
Ученье, сборы прочие, мобилизация –
Военкоматов это специализация.
Желаем вам здоровых призывникОв,
Чтобы велась работа приятно и легко...


Каково, а? Приятно и легко!
wine

4 июля - праздник русской музыки

Те, кто не бывал в Североамериканских Соединенных Штатах, наверняка не знают, что станет в этой стране кульминацией Дня Независимости. Так вот. В сотнях (если не тысячах) городов и весей США, где наберется хоть какой-нибудь оркестрик и отыщется хотя бы самое завалящее артиллерийское орудие, кульминацией праздника станет исполнение увертюры Петра Ильича Чайковского «1812 год» на открытом воздухе. Когда произведение приблизится к финалу, когда темные силы революции (воплощенные в мелодии «Марсельезы») будут, наконец, побеждены светлыми силами абсолютизма, когда над американскими просторами зазвучат величественные звуки народного гимна «Боже, Царя храни», переходящие в артиллерийский салют, дружное ликование миллионов (без преувеличения!) зрителей и слушателей достигнет своей высшей точки, а артиллерийский салют плавно перейдет в праздничный фейерверк.

Это один из примеров того, что я называю реконтекстуализацией: произведение, оторвавшееся от своего исторического контекста, в новом контексте получает новые функции. Так «произведения Баркова», представляющие собою уморительные пародии на сочинения авторов 18 века, впоследствии (когда эти авторы забылись) стали восприниматься как «порнография».

Говорят, что где-то когда-то «поднимался вопрос». Хорошо бы, мол, чтобы в День независимости исполнялась музыка американского композитора, причем более соответствующая своим идейным пафосом историческому моменту. Говорят, даже проводилось что-то вроде конкурса. Представлялись музыкальные произведения, в которых были задействованы все какие возможно ударные инструменты и целые артиллерийские батареи. Но все эти ухищрения пропали втуне: даже батареи супротив Петра Ильича и всенародной к нему любви оказались бессильны.

Если бы Петр Ильич Чайковский был сейчас жив, то одни только американские сборы в День независимости и в Рождество («Щелкунчик»), несомненно, сделали бы его богатейшим композитором мира. Чему я, как русский человек и гражданин, не могу не радоваться.

В общем, поздравляю всех!
wine

"Делая из них полезных членов обществу..."

В связи с прокатившимися по Отечеству зимними призывными облавами bgmt задает вопрос: "Меня давно интересует - кто из тех, кто (по всё равно непонятным мне причинам) хочет гордиться военной мощью России, готов отдать сына солдатом не в ту армию, которая была бы, если бы во рту росли грибы, а в ту, которая есть?"

Мой опыт подсказывает, что те, кто во что бы то ни стало "хочет гордиться военной мощью России", делятся на три основные группы: 1) те, у кого детей нет; 2) дети еще очень малы, а военно-патриотически настроенные и не обремененные мозгами родители пока не воспринимают их грядущую рекрутчину как реальную проблему. И, наконец, 3: дети призывного возраста есть, но родители по своему общественному положению могут об их судьбе особенно не тревожиться.

Вообще же вспоминается мне в связи с военным патриотизмом и рекрутскими наборами давняя, но поучительная история.

В 1831 – 1833 великий русский писатель А. С. Пушкин пережил недолгий, но бурный (хотя и без особой взаимности) роман с российской государственностью. В это время (в конце 1833 г.) он начал работать над сочинением, которое сейчас публикуется под условным названием "Путешествие из Москвы в Петербург"... Это удивительный, вполне еще не оцененный и должным образом не изученный манифест русского консерватизма, особым образом стилизованный ("русский консерватизм" не может не быть стилизованным): автор скрылся под маской пожилого сельского помещика; соответственно, и суждения повествователя обрели мнимо простодушную заостренность, каковой никогда не возникло бы, если бы Пушкин говорил прямо от своего имени.

Свой текст Пушкин основательно перерабатывал, по ходу переработки кое в чем смягчал – наиболее резко и полемично он высказывался в первой редакции, отрывки из которой и привожу:

Рекрутство наше тяжело; лицемерить нечего, довольно упомянуть
о законах противу крестьян, изувечивающихся во избежание оного.
По крайней мере представляет оно выгоды правительству,
следственно и народу. Конскрипция по краткости времени службы
в течении 15 лет, делает из всего народа одних солдатов, и тогда
смотрите, что делается во Франции во время народных мятежей.
Мещане дерутся, как солдаты, а солдаты рассуждают, как мещане.
Обе стороны, одна с другой тесно связанные, вскоре мирятся
и обнимаются, и обращаются противу правительства. Русский солдат,
на 24 года отторгнутый от среды своих сограждан, делается чужд
всему кроме своему долгу; он возвращается под родную кровлю
уже в старости; самое сие возвращение уже ручается за его добрую
нравственность...


Как видим, А.С.П. прямо указывает здесь, что долговременная военная служба полезна не столько для внешней, сколько для внутренней политики государства – солдаты отчуждаются от народа и их безбоязненно можно использовать для подавления народных мятежей, не опасаясь, что армия соединится с мятежниками и что они совместно обратят оружие противу правительства (Пушкин учитывал опыт июльской революции 1830 года во Франции; народных мятежей в России он ожидал с того же 1830 года, времени холерных бунтов; изучение истории Пугачевщины только укрепило его в уверенности, что в русских условиях пламя мятежа может разгореться с легкостью и распространиться с быстротой).

Далее Пушкин высказывает некоторые любопытные мысли относительно совершенствования принципов рекрутского набора:Collapse )