Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

wine

And miles to go before I sleep

...У меня, между тем, заканчивается почти двухмесячное пребывание в Вермонте, посвященное, увы, не дольче фарниенте, а ежедневному преподаванию русской литературы (правда, на русском языке; так что в некотором смысле этот летний труд можно рассматривать и как отдых). Среди немногих достопримечательностей, визитированных в свободные дни, почетное место занимает окрестная деревушка Риптон:


Знаменита она главным образом тем, что в ней находилась ферма, на которой Роберт Фрост проводил летние месяцы с 1939 по 1965 г.:



Collapse )
wine

Ну, и ко дню рождения А.С.П.

Не так давно, кажется в фейсбуке, попалась мне на глаза чья-то запись. Там излагалась история о том, как какой-то советский человек, кажется в общественном транспорте, узнал некоего писателя (по портрету) и то ли уступил ему место, то ли попросил автограф, то ли сказал что-то хорошее – не помню точно. Рассказавший эту историю восхищался: вот, простой человек – а знал писателя в лицо!.. Признал по портрету!... А сейчас!((( И заключал: вот что такое была советская культура, на смену которой пришли бездуховное бабло и всяческая попса!...

Между тем традиция подобного знания/узнавания имеет в отечественной культуре глубокие корни, уходящие далеко в досоветский период. О чем выразительно свидетельствует письмо князя Петра Андреевича Вяземского (от 18 апреля 1828 г., из Петербурга) супруге, княгине Вере Федоровне Вяземской:

Сегодня праздник Преполовения, праздник в крепости. В хороший день Нева усеяна яликами, ботиками и катерами, которые перевозят народ. Сегодня и праздник ранее, и день холодный, и лед шел по Неве из Ладожского озера, то есть не льдины, а льдинки, или, если хочешь, леденцы, но однако-же народа было довольно. Мы садились с Пушкиным в лодочку, две дамы сходят, и одна по-французски просит у нас позволения ехать с нами, от страха ехать одним. Мы, разумеется, позволяем. Что же выходит? Это была сводня с девкою. Сводня узнала Пушкина по портрету его, выставленному в Академии. (!! – o_p) И вот как русский бог подшутил над нашим набожным и поэтическим странствованием. У пристани крепости расстались мы avec notre vile prose, у которой однакоже Пушкин просил позволения быть в гостях, а я, вот-те Христос, не просил, и пошли бродить по крепости и бродили часа два.

(Литературное наследство. Т. 58. Пушкин. Лермонтов. Гоголь. — М.: Изд-во АН СССР, 1952. — С. 75—76).

PS. Вышеприведенное можно рассматривать и как постскриптум к увлекательному постингу allinn.
wine

И еще о духовном


Понадобилось узнать, что в последнее время написано о политических отношениях Федора Глинки в 1810-х гг. Выяснилось, что почти ничего. Зато Глинке-поэту посвящено аж несколько диссертаций. Почти все они относятся к «духовному направлению». Соответственно, и от чтения их перехватывает дух.

Из автореферата кандидатской диссертации «Книга стихов Ф.Н. Глинки "Опыты священной поэзии": проблемы архитектоники и жанрового контекста»:

Актуальность:
В культуре современной России ощущается потребность в обращении к духовным национальным истокам. Духовное возрождение России в работах филологов и философов не случайно связывается с религией. Увеличивается интерес к незаслуженно забытым именам наших великих соотечественников, ибо в сталинских «застенках» оказались не только некоторые «неугодные» поэты -современники Сталина, но и многие произведения XVIII - XIX вв. Представленная работа восстанавливает часть нашего забытого духовного наследия.

Методология:
Своеобразное совмещение в «Опытах священной поэзии» двух типов сознания - художественного и религиозного - обусловило обращение к достижениям русской филологии последних десятилетий (Э.М. Афанасьев, Е. Григорьева, Ф.З. Канунова, В.А. Котельников, B.C. Непомнящий), а также к широкому контексту Библии, святоотеческого наследия (Ориген, Дионисий Ареопагит, Василий Великий, Афанасий Александрийский), религиозной философии (Н. Бердяев, В. Зеньковский, П. Флоренский).

Из выводов:
Вопрос о том, на какой именно контекст ориентировался Ф. Глинка, оказывается достаточно важным, потому что библейские книги, используя одни и те же образы, зачастую утверждали различные концепции восприятия мира. <…> В книге Ф. Глинки сложилась парадоксальная ситуация: с точки зрения выбора художественных образов, метафор, стилистики его стихотворения соотносятся с «жестокими» представлениями ветхозаветных псалмов («око за око, зуб за зуб»), а с точки зрения общей концепции книги это уже новозаветная проповедь добра, братолюбия, любви и благодати. Таким образом, по форме стихотворения Ф. Глинки соотносятся с ветхозаветной традицией, а по содержанию - с новозаветной.

* * *

Но эта скромная кандидатская работа меркнет рядом с духовной мощью монументальной (610 стр.) докторской диссертации «Творчество Ф. Н. Глинки в контексте православной традиции русской литературы первой половины XIX в.»

Автор ее со всякими там Бердяевыми-Флоренскими и прочими «религиозными философами» не церемонится. Процитировав неблагосклонный отзыв о позднем Глинке в «Истории русской словесности» П. Н. Полевого («Холодным и сухим резонерством и догматизмом веет от этих нескончаемых возгласов о греховности и стремлений в "выспренние, надзвездные области"»), он припечатывает:

Вот с такой характеристикой входил Федор Николаевич через популярную «Историю русской словесности» в зараженный безверием XX век. На передний план выходили маргинальные явления: вместо духовной литературы - нравственная, стыдливо прикрывающая вуалью свой истинно православный лик, вместо богословия - религиозная философия, облекающая простые библейские истины в туман философских терминов; а ржа интеллигентского декаданса и эпатирующие выходки авангардистов и шарлатанов были громко объявлены «серебряным веком». Это время отторгло светлый духовный мир Ф.Н. Глинки.

Понятно, что эпоха, пришедшая на смену «рже интеллигентского декаданса», светлому духовному миру Глинки была не менее чужда. Но время Истины наконец наступило:

Новые архивные материалы (!) и поворот современного литературоведения в сторону контекстуального рассмотрения явлений русской словесности XIX века определили ракурс исследования. Представляется важным показать творческое наследие Ф.Н. Глинки как писателя истинно верующего, религиозные чувствования которого пронизывают все его сочинения, независимо от их жанра и тематики, - писателя, который глубоко и болезненно переживал утрату русским обществом дорогих его сердцу православных традиций. Духовный контекст, впитавший в себя лучшие традиции русской православной культуры, явился для творчества Ф.Н. Глинки благодатной почвой, на которой взросли лучшие цветы его поэзии и на которой созрели светлые жемчуга его божественных раздумий и горестно-радостных мыслей. Православные традиции русской литературы - это духовный источник и атмосфера, в которой вызрело сердцевинное зерно таланта, а затем и все обилие многоцветного художественного мира Федора Николаевича Глинки.

Светлые жемчуга божественных раздумий! Нет, прежде так писать диссертаций не умели. Решительно - духовный ренессанс.

Диссертации, несомненно, подлинные.
wine

Тоже в своем роде юбилейное

Устал. Думал найти какой-нибудь подходящий детектив – не нашел. В конце концов открыл комментарии ко второму тому из двухтомника М. К. Азадовского ("Страницы истории декабризма"; Иркутск: Восточно-Сибирское кн. изд-во, 1991 – 1992) – и зачитался. Вот, например, прим. на с. 304:

В бумагах ученого сохранилось отношение на бланке АН СССР в Библиотеку АН СССР в Ленинграде от 31 дек. 1951 г. за подписями академика-секретаря Отделения литературы и языка академика В. В. Виноградова и и. о. ученого секретаря Отделения И. В. Сергиевского с просьбой "разрешить проф. М. К. Азадовскому пользоваться с 1952 г. журналами, выпущенными в свет до 1947 г., в связи с его работой для очередного тома "Литературного наследства", посвященного декабристам".

Иными словами, чтобы получить возможность читать в специализированной библиотеке журналы, выпущенные в свет до 1947 года , нужно было заручиться поддержкой (при этом не распоряжением - просьбой!) академика-секретаря Отделения. Стоит ли удивляться катастрофическому падению уровня "гуманитарных наук" (да и не только их) к концу Великой Эпохи? Скорее удивления достойно то, что от них хоть что-то осталось.
wine

Феодализма у нас не было, и тем хуже

Как известно, великий русский поэт А. С. Пушкин не раз сокрушался об отстутствии в России майоратов ( "cистема наследования, при к-рой недвижимое имущество (земельное владение) переходит безраздельно к старшему сыну или к старшему в роде"):

Вы упомянули о вашей аристократии; что такое русская аристократия? Занимаясь Вашими законами,— я вижу, что наследственной аристократии, основанной на неделимости имений, у Вас не существует («Гости съезжались на дачу», вариант).

Майоратства — уничтоженные плутовством Анны Ивановны. Падение постепенное дворянства; что из того следует? восшествие Екатерины I I , 14 декабря и т. д. («О дворянстве»).

Вскоре потом Петр Андреевич женился на Марье Ивановне. Потомство их благоденствует в Симбирской губернии. В тридцати верстах от *** находится село, принадлежащее десятерым помещикам... («Капитанская дочка»).


(Об экономическом и историко-политическом контексте воззрений Пушкина можно прочесть давнюю, но поучительную статью С. Я. Борового.

И вот, наконец, историческая ошибка близка к исправлению - страдальческая тень поэта может возрадоваться (внимание: нижепреведенное не фейк, а сайт комитета Государственной Думы!):

Председатель Комитета Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций, депутат фракции ЛДПР Я.Е.Нилов провел рабочую встречу с представителями инициативной группы, которые предлагают возрождение в России родовых поместий как национальную идею...

Суть высказанных инициативной группой предложений в следующем: родовое поместье подразумевает под собой особый вид использования земельного участка с обязательными условиями. Порядок выделения земельного фонда и самих участков определит Правительство. Участок размером 1 га должен выделяться государством безвозмездно, в пожизненное пользование, а его владелец обязуется использовать выделенную землю для производства сельскохозяйственной продукции и постройки жилого помещения (в течение трех лет), в котором можно будет прописаться. Сам участок и произведенная сельскохозяйственная продукция не должны облагаться налогами. Родовое поместье нельзя будет купить или продать, а можно только передать по наследству.


То, что можно будет прописаться, - это хорошо и правильно (ибо в духе времени и в соответствии с руководящими указаниями). То, что не будет облагаться налогами, - замечательно. То, что наделять землями будет Правительство, – вообще выше всяких похвал. Но у проекта есть и отдельные недостатки. Первое: почему родовые поместья ограничиваются одним гектаром? Я считаю, жаловать надо в соответствии с заслугами перед Отечеством. Второе: не проработан вопрос о количестве крепостных на гектар.
wine

Кубань за нравственность



В красном срочно формирующемся Библейском поясе состоялся митинг в защищиту Патриарха, духовности, нравственности и других традиционных национальных ценностей от страшных Pussy Riot и злых геев. На плакатах - цитаты из Игоря Губермана и отлученного от церкви Льва Толстого.

Это не первоапрельская шутка, а правда жизни. Полностью познакомиться с репортажем (и посмотреть на другие плакаты) можно здесь
wine

Памятник

Вот здесь therese_phil предлагает поучаствовать в творческом состязании на предмет переписывании стихов Пушкина ("применительно к политическому моменту") на памятнике оному. Я предлагаю подойти к решению вопроса более радикально:

- Опекушинский памятник отправить в переплавку как скомпрометированный контактами с врагами России. На его месте соорудить новый, работы народного скульптора Церетели, приличествующих размеров. (Скомпрометированная Пушкинская площадь ликвидируется сама собой). Памятник - конный. В качестве модели использовать автопортрет работы Пушкина:



Надпись про свободу предать забвению как морально устаревшую. Выбить на постаменте (который будет служить и входом в подземный многофункциональный комплекс) стихи, более подходящие историческому моменту:

Если крикнет рать святая:
Брось ты Русь, живи в раю...


Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,
От финских хладных скал до пламенной Колхиды,
От потрясенного Кремля
До стен недвижного Китая,
Стальной щетиною сверкая,
Не встанет русская земля?..
Так высылайте ж к нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов.

Полагаю, что право быть включенным в Комитет по Распилу Памятника я уже заслужил.


УПД. Еше более радикальное (и, конечно, более правильное) решение подсказано napososhok.

Вместо скомпрометирированного памятника Пушкину – памятник Путину. Работы Церетели. Конный. С надписью:

Если крикнет рать святая:
Брось ты Русь, живи в Раю...

В общем, вот такой примерно:



(со вздохом)

Нет, не быть мне включенным в Комитет по Распилу... Куда мне... Не заслужил.
wine

Юрмих

В связи с девяностолетием Ю. М. Лотмана – две ссылки на мои давние ЖЖ-мемуары. Может быть, кого-нибудь из новых моих читателей они развлекут и позабавят (NB: многочисленные комментарии к мемуарам, принадлежащие свидетелям и участникам тартуской культурной жизни, также заслуживают всяческого внимания).

Мой Тарту.

Мой Тарту-2.
wine

Святыня

К предыдущему.

Вообще в советских сочинениях о Пушкине выработался тот специфический «дискурс сакрального», который ныне принято использовать разве что в казенных писаниях о Великой Победе. Вот пример:

А. Синявский, некогда судимый советским судом за антигосударственную деятельность, отбывший наказание, а позже выехавший из СССР, написал книжку под претенциозным названием «Прогулки с Пушкиным». Вышла она в 1975 году в Париже под псевдонимом «Абрам Терц» (впрочем, псевдоним тут же раскрыт: Андрей Синявский).

С первых же страниц неприятно поражает, вызывает чувство внутреннего протеста и возмущения неуважительный тон, развязность и цинизм в словах и оценках. Расчет и самого Терца-Синявского и его идейных вдохновителей разгадывается просто: внушить читателю дозволенность неуважительного отношения к святыне, воспитать духовный нигилизм, нравственный цинизм, разумеется не только по отношению к великим писателям прошлого, но и к духовным ценностям современности.


Как вы думаете, из какого сочинения взяты эти строки? О чем оно? Прежде чем заглянуть под кат, отпустите вашу фантазию на свободу. Уверен, однако, что реальность превзойдет ваши ожидания.Collapse )