Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

wine

Humanities

По следам одной подзамочной дискуссии

Одна из участниц недавнего обсуждения специфики западного преподавания гуманитарных дисциплин пишет (название города и имя профессора изменены):

я не преподавла. я училась. кафедра германистики в университете гросс-егерсдорфа. 4 курс. семинар по "страданиям молодого вертера". встает ... ээээ... студентка и говорит: положение женщины в конце 18 века было ужасно. шарлотта должна была перестать метаться между двумя мужчинами, уйти от мужа и жить своим трудом. и далее в течение всего занятия идет дискуссия по этому тезису. самое забавное, что за пологода до этого завкафедрой, некто проф. халле, посмотрев мой диплом лгу, процедил сквозь зубы: ну, языку там у вас, в восточном блоке, учат неплохо, но думать вы не умеете. занавес.

В связи с этим вспомнилось весеннее интервью Карена Свасьяна:

Когда я преподавал философию в Инсбрукском университете, мне пришлось пережить и выстоять студенческую демократию. Это было на семинаре по теории познания. Я говорил о Платоне и неоплатонизме, как вдруг один студент принялся мне возражать. Я попытался в мягкой форме внести ясность, заметив, что его представления о теме произвольны и что, прежде чем рассуждать о Платоне, неплохо бы почитать Платона. Реакция оказалась острой. Он сказал, что таково его мнение. На что мне пришлось напомнить ему, что мнения свои он волен высказывать где угодно, но только не здесь, в университетской аудитории, в которой (по крайней мере в отведенные мне часы преподавания) мнениям нет места, а есть место знаниям, или если мнениям, то таким, в основе которых лежат знания. Не думает же молодой человек, что на экзамене мне вдруг пришло бы в голову оценивать его мнения! После этого стало вдруг тихо, и он обвинил меня в тоталитаризме. С чем я охотно и согласился, призвав его тут же проверить свою оценку на таблице умножения, тоталитаризм и нетолерантность которой возмутительны сверх всякой нормы. Мне потом сведущие коллеги сказали, что мне повезло, потому что у большинства студентов было, очевидно, хорошее настроение и им, вероятно, пришелся по душе чудак-профессор, осмелившийся им перечить. Это невероятно, но большинство профессоров боятся студентов и заигрывают с ними.

(Помнится, один из моих уважаемых френдов (не-гуманитариев) тоже осудил тоталитаризм профессора. Он, конечно, просто представить себе не мог, какого рода "возражения" услышал профессор от студента. А я мог (на основании собственного опыта). Они были примерно в таком роде: "А мне кажется..." нет: "А я считаю, что это не C++, а Бейсик".

Вот, впрочем, другой случай - только по видимости противоположный (из заметки историка Ильи Герасимова "F-Word" американской гуманитарной науки, или Второе пришествие Фуко в Россию):

Мне пришлось на собственном опыте познакомиться с методикой преподавания идей Фуко в США. На первом году докторантуры я записался на семинар с многообещающим названием “Фуко и история”, который вела звезда американских методологических и гендерных исследований, принстонский профессор Джоан Скотт. <…> То, что я увидел, меня поразило: взрослые мальчики и девочки (мало кто был моложе 30 лет) по команде принстонской знаменитости зачитывали вслух фрагменты какой-то статьи Фуко, а потом, по наводящим вопросам Джоан Скотт, пытались дать “правильное” толкование прочитанному. Несколько раз я робко пытался прокомментировать зачитываемый фрагмент не так, как хотела профессор Скотт (так, в одном месте Фуко явно цитировал более раннюю работу Барта, а нас пытались уверить, что это одна из главных идей именно Фуко), — к моему удивлению, обычно восторженно приветствуемая в американской докторантуре самостоятельность мышления на этом семинаре явно не поощрялась. Я, между тем, еще успел в свое время прослушать положенные часы по истории КПСС в родном университете, и разворачивающееся действо вызывало у меня острый приступ déjà vu.

Collapse )
wine

Мещанское житье

Наконец-то нашел научное описание мещанской системы ценностей - в статье к. ф. н. Р. М. Сельванюк "К вопросу о рукописных источниках "Собрания разных песен" М. Д. Чулкова" (Ученые записки Костромского гос. пед. ин-та им. Н. А. Некрасова, 1960. Вып. 7. С. 326):

В "Собрании разных песен" Чулкова помещены и песни мещанские, созданные в городской мещанской среде. <...> В песнях этой группы звучат мотивы привольной сытой жизни без труда, внезапного богатства, стяжательства, ростовщичества, свободной любви без брачных семейных уз; измены мужу, жене. Часто встречаются образы любовницы, любовника, молодца-дельца-ловкача, купеческого сынка и других.

Здорово-то как! Ну так и хочется вслед за А. С. Пушкиным воскликнуть: "Я просто русский мещанин"!

На характеристику идеалов трудолюбивого городского сословия 18 века в труде Р. М. Сельванюк явно повлияла советская "борьба с мещанством". Соответственно, мещанскому сословию оказались скопом приписаны все возможные пороки, чуждые советскому человеку, - от стяжательства и привольной сытой жизни до свободной любви без брачных уз. Кажется, наличие какого-нибудь из этих пороков служило единственным основанием для причисления той или иной песни к соответствующей группе. Автор, впрочем, спешит оговориться: "Однако мещанских песен в рукописных сборниках, изученных нами, мало". Сомнительным мещанским песням в той же статье противопоставляются "народные" - утверждающие истинные ценности и правильные идеалы. Примечательным образом среди "народных" песен преобладают разбойничьи...
wine

Интервью с Ломоносовым

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» – Виктор Садовничий, ректор МГУ им. Ломоносова, академик РАН

(Спасибо prof_yura за наводку и ведущему программы "Без дураков" С. Корзуну - за конгениальность собеседнику.)

В принципе, это надо читать целиком. Тем же, у кого дефицит времени, - несколько хитов в подарок.


Если бы...

С. КОРЗУН: Ну, все Ваши родители, насколько я помню, вот отец рабочий, мама колхозница, крестьянка, работала в поле и по дому всегда. А Вы, многие Вас сравнивают с Ломоносовым, из дальнего села пришел в столицу учиться. Но там была одна интересная история, которую в одном из интервью описывали, что документы Вы подавали в Минское, если мне не изменяет память, сельскохозяйственное училище. Если бы Ваш друг не вытащил эти документы по пути на почту, и Вы бы не поехали в Москву вместо Минска, какая бы, Вы думаете, была Ваша судьба? Вы не жалели бы?

В. САДОВНИЧИЙ: Вы знаете, меня все время тянуло быть или механизатором, или лесником.


Об открытиях

С. КОРЗУН: Вы можете, как математик, или как человек логически мыслящий, описать вот процесс, который приводит к открытию. Потому что за Вами числится, в общем, не один десяток.

В. САДОВНИЧИЙ: Ну, в общем, это, безусловно, очень сложный процесс. Работа мозга. И все предвидеть нельзя. Но вот со мной был такой случай. Я, по-моему, даже его не рассказывал. Мы доказывали один результат с выдающимся математиком, с профессором Лидским Виктором Борисовичем. Он жив, мой замечательный коллега старший. И разошлись вечером на той точке, что задача эта не может быть решена, она не решаема сейчас этими методами. И я вернулся в общежитие, я жил еще в общежитии, будучи аспирантом. И абсолютно ясно часа в 4 утра, я нашел решение. В 6 утра я звоню Виктору Борисовичу Лидскому и говорю: я знаю решение.

С. КОРЗУН: А как оно пришло? Озарение? Посмотрели там на стенку, на потолок, на лампочку?

В. САДОВНИЧИЙ: Нет, я просто проснулся и уже видел, в чем проблема. Ну, математически это очень ясно. Там делился 0 на 0. И мы этого раньше не видели. А оказывается, 0 на 0 – это не всегда 0. Вот в этом было озарение.


О советском образовании и мышлении образами

В. САДОВНИЧИЙ: ...Надо научить человека знанию фундаментальных законов. Общества и природы. И это истина. Она, я думаю, никем не может оспариваться, что только на основе глубоких знаний можно двигаться дальше. Поэтому я отношу себя к сторонникам системы образования, которая дает глубокие фундаментальные знания.

С. КОРЗУН: Ну, это один из элементов как раз советской системы. То, чем по праву гордилась наша страна.

В. САДОВНИЧИЙ: А это один из элементов. Поэтому ошибочно иногда говорят, что я якобы вот защищаю любой ценой советскую систему. Я защищаю вот подходы к образованию, о которых я сказал. Я защищаю традиции, потому что образование, оно, безусловно, отражает еще и культуру, и менталитет каждой страны и каждого народа. Вот нельзя думать, что образование везде одинаково. Даже перевод слова "эдьюкэйшн" в разных языках означает по-разному. У англичан – это выращивать, у немцев это инструктировать, у России, российской системы образования это "образ", "образование". Т.е. это умение человека научить образно мыслить, понимать суть. Вот даже в переводах есть ниточки того, и указатель на то, что каждая система у каждого народа имеет свои оттенки. Поэтому образование – это культура. Образование – это менталитет. Образование – это, безусловно, уважение к традициям. И образование – это безусловно быстрое движение вперед. Поэтому, я думаю, что вот тут было упомянуто, что ректоры поддерживают меня. Нет, они не меня поддерживают. Они поддерживают вот такие подходы к образованию. Думаю, что мы не ошибаемся.

Collapse )
wine

Народ о заветном

Я обычно не заглядываю на так называемые "форумы" и не читаю комментарии к своим текстам, опубликованным в сетевых изданиях. Потому что знаю я, какие это комментарии... А тут, обнаружив, что мой мемуар о борьбе с пьянством в Полит.Ру вызвал некоторую читательскую реакцию, все же не удержался - заглянул. И был приятно удивлен корректностью тона и информативностью. В частности, обнаружились захватывающе интересные комментарии на мои размышления по поводу номера Постановления о борьбе с пьянством и алкоголизмом (1972).

Collapse )
wine

Мой Тарту

Навеяно радиобеседой и комментариями к ней.

Впервые я приехал в Тарту промозглым апрельским утром 1977 года, рейсовым автобусом из Новгорода. Со мной ехал вдрызг простуженный А.Н. Скоро я получил возможность наглядно убедиться в том, как действует на россиянина целительный воздух Европы. После пересечения виртуальной границы с Эстонией состояние моего спутника стало на глазах улучшаться. На тартускую землю он ступил практически здоровым человеком. Мы бодро отправились на вокзал, встретили там двух друзей, тем же утром прибывших из Москвы на поезде, и двинулись к университету.

Дул холодный ветер. На ратушной площади трепетал транспарант (сейчас это называется "растяжка") с текстом на эстонском и русском языке. Русскоязычный текст гласил: "17 апрэля – всэ на коммунистичэский субботник!". То ли текст для лозунга печатался на машинке Остапа Бендера, а потом был перенесен на полотнище с дипломатической точностью, то ли перед нами было скрытое вредительство... Приятнее было предполагать последнее.

Collapse )